Главная » 2019 » Март » 16 » Если участок не сформирован, земля под домом принадлежит городу и власти могут распоряжаться ей по своему усмотрению
20:54
Если участок не сформирован, земля под домом принадлежит городу и власти могут распоряжаться ей по своему усмотрению

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) отказался вмешаться в споры о сносе московских пятиэтажек в рамках программы Юрия Лужкова 1999–2010 годов. ЕСПЧ признал, что московский закон 2006 года «Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве» противоречит федеральному, но его было достаточно для принудительного переселения людей из пятиэтажек. В решении по жалобе лишившихся квартиры Людмилы и Марины Сигуновых «есть нюансы, которые должны иметь в виду люди, чьи дома могут попасть в нынешнюю программу реновации», говорят юристы.

Жалоба Людмилы и Марины Сигуновых была подана в 2011 году, но коммуницирована лишь в феврале 2018 года — после старта реновации по программе, утвержденной мэром Москвы Сергеем Собяниным. Решение ЕСПЧ вынес меньше чем за полгода. Ожидалось, что его позиции будут иметь значение для жалоб на московскую реновацию, но ЕСПЧ решил, что его возможности проверять законность по национальному праву ограничены.

Cестры Сигуновы владели тремя четвертями трехкомнатной квартиры в пятиэтажке в московском районе Свиблово. 6 июля 1999 года правительство Москвы приняло постановление «О задачах комплексной реконструкции районов пятиэтажной застройки первого периода индустриального домостроения до 2010 года». С него началась реализация лужковской комплексной программы сноса пятиэтажек, в ходе которой было запланировано снести 6 млн кв. м пятиэтажного жилого фонда. Через три года постановлением «О ликвидации пятиэтажного и ветхого жилищного фонда на территории района Свиблово (Северо-Восточный административный округ)» столичные власти включили дом Сигуновых в список на снос. В 2009 году им и другим жильцам префектура Северо-Восточного административного округа Москвы стала предлагать новые квартиры. Сигуновы отказывались от предложений, их не устраивали предлагаемые альтернативы. В декабре 2009 года префектура подала иск в Бабушкинский райсуд, потребовав прекратить право собственности Сигуновых на квартиру и переселить их в новостройку в том же проезде Русанова, где стоял их прежний дом.

Жилье по новому адресу префектура закрепила за заявителями вопреки их отказу туда переехать.

В апреле 2010 года суд удовлетворил иск, вышестоящие инстанции его закрепили. После этого прежняя квартира Сигуновых была зарегистрирована в собственности Москвы, но переезжать они отказывались. Было начато исполнительное производство, Людмиле Сигуновой как должнику на какое-то время был даже запрещен выезд из страны. Однако дом, вопреки утверждениям префектуры в ходе судебного процесса, не сносили еще четыре года, и заявители продолжали там жить. Приставы выселили их принудительно в числе последних жильцов в июне 2014 года, после чего дом был снесен. Право на новую предоставленную им квартиру Сигуновы регистрировать принципиально отказываются, требуя выплатить им стоимость прежнего жилья.

ЕСПЧ посчитал, что земля под домом не была поставлена на кадастровый учет и не принадлежала жителям дома, в связи с чем город не обязан был соблюдать процедуру изъятия, предусмотренную федеральным законодательством. При этом Страсбургский суд оценил московское законодательство как «противоречащее Гражданскому кодексу и Жилищному кодексу», но «содержащее более благоприятные для граждан положения, гарантирующие им право быть переселенными в границах округа, где был расположено их жилище».

Таким образом, ЕСПЧ пришел к выводу, что незаконность и произвольность меры не были доказаны. Также ЕСПЧ отметил, что цели переселения, заявленные властями, не могут считаться неразумными и необоснованными.

Суд учел, что этот довод не был заявлен в национальных судах и в самой жалобе в ЕСПЧ. Наконец, он cогласился с властями России, что заявительницы в ходе разбирательства дела в национальных судах не приводили аргумент о том, что стоимость новой квартиры была ниже стоимости старой, и в материалах дела нет подтверждения данному обстоятельству.

В итоге ЕСПЧ заключил, что заявительницы получили новую, несколько большую по площади квартиру большей стоимости в непосредственной близости от их старого жилища. А вопросы принудительного выселения были поставлены перед судом слишком поздно — 1 августа 2017 года. Поэтому принятые в отношении заявительниц меры были признаны судом пропорциональными. Это решение ЕСПЧ является окончательным и не подлежит обжалованию.

Фактически ЕСПЧ согласился с властями и настаивает, что заявительницы могут зарегистрировать право собственности на предоставленную квартиру.

«ЕСПЧ признал, что московское законодательство противоречит федеральному, но счел, что оно являлось достаточной основой для принудительного переселения людей по программе сноса пятиэтажек», говорит представитель заявителей старший юрист Института права и публичной политики Ольга Подоплелова. Но в решении, по ее словам, есть некоторые нюансы, которые должны иметь в виду люди, чьи дома могут попасть в программу реновации. «Во-первых, ЕСПЧ указывает на то, что постановка земельного участка под домом на кадастровый учет является ответственностью самих жильцов. Если участок не сформирован, земля принадлежит городу и власти могут распоряжаться ей по своему усмотрению. Во-вторых, ЕСПЧ принимает во внимание цену предоставляемой квартиры и ее близость к старому дому. Иными словами, явно произвольное переселение в жилье меньшей площади и в другом районе могло бы быть признано нарушением конвенционных обязательств. ЕСПЧ также обращает внимание на то, что эти доводы в обязательном порядке должны быть заявлены в национальных судах»,— сказала юрист.

Анна Пушкарская Ъ

Просмотров: 93 | Добавил: ОК "Московские переселенцы"
Всего комментариев: 0
avatar