Главная » 2018 » Май » 28 » Московские власти сочли несуществующими 37 кирпичных домов в двух кварталах Кунцево
22:40
Московские власти сочли несуществующими 37 кирпичных домов в двух кварталах Кунцево

REGNUM  

25 мая в Мосгорсуде состоялось заседание по иску к правительству Москвы жителей кварталов 47−48 района Кунцево города Москвы. Исковое заявление касалось постановления правительства Москвы от 21 ноября 2017 года № 903-ПП об утверждении проекта планировки территории (ПТТ) указанных кварталов. Истцы расценили замыслы мэрии как попытку рейдерского захвата 28 гектаров земли в интересах группы компаний ПИК. Как передаёт корреспондентИА REGNUM, в зале суда больших надежд на положительное решение по иску никто не возлагал и суд в полной мере оправдал такие ожидания.

«Отказано полностью в удовлетворении административного иска», — заявила судья в конце заседания.

«Кто бы сомневался», — прозвучало в ответ от одного из истцов.

На этот раз московские власти объявили о реконструкции кварталов и решили действовать уже гораздо менее деликатно, чем в рамках реновации, — теперь горожанам вовсе не оставили шанса отстоять своё право частной собственности, просто поставив владельцев квартир перед фактом скорого сноса 37 кирпичных домов, которые не были признаны ни ветхими, ни аварийными. Правительство Москвы вместе с ПАО «Группа компаний ПИК» запланировали застройку указанных кварталов многоэтажными жилыми зданиями, при этом проект планировки формально исходит из того, будто на территории вообще не существует реально находящихся там жилых зданий.

Жители кварталов района Кунцево на судебном заседании

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Жители кварталов района Кунцево на судебном заседании

В попытке разрешить проблему жители кварталов шли на публичные слушания, оставляли замечания, составили протокол об общем собрании — предприняли все возможные со своей стороны действия, однако, несмотря на то, что на руках жителей многоквартирных домов имелись все правоустанавливающие документы, Госреестр не поставил на учёт придомовую территорию, нарушая федеральный закон, не отвечал на запросы. В итоге люди были вынуждены обратиться в суд.

По закону процедура должна была быть следующей: сначала должно быть принято решение о признании домов ветхими либо аварийными, затем должен появиться адресный перечень с включенным туда аварийным и ветхим жильём. На практике в Кунцево все решения принимались (и, видимо, ещё будут приняты) в обратном порядке, постфактум.

Правительство Москвы не имело права межевать землю по своему усмотрению, потому что это нарушает права собственников жилых помещений. Однако представители правительства Москвы говорят о том, что оспариваемое постановление не противоречит ни статьям Гражданского кодекса, ни статьям Жилищного кодекса. Объясняют они свой довод только тем, что планы о сносе домов — это только «возможный вариант использования территории в будущем». Однако даже в такой формулировке кроется признание, что земельные участки, на которых стоят дома истцов, фактически не принадлежат собственникам жилых помещений и квартир в домах, уверены жильцы.

«В данной формулировке кроется непризнание ответчиком права граждан на свои земельные участки… Это нарушает уже право истцов на свободное распоряжение своим имуществом, и не только право на жилище — переселение, может быть, и окажется хорошим предложением, но люди вправе сами решить и вправе сами распоряжаться, принимать решения», — заявил один из представителей жильцов Кунцево.

Проект неразрывно связан с распоряжением правительства Москвы 2003 года, который предписывает снос аварийного и ветхого жилья. Однако на тот момент к этому распоряжению прилагался адресный список, и там значилось из двух указанных кварталов лишь три дома. Решение градостроительно-земельной комиссии Москвы о подготовке ППТ было принято без утверждения представительным органом местного самоуправления.

Заседание по иску к правительству Москвы жителей кварталов 47−48 района Кунцево г. Москвы

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Заседание по иску к правительству Москвы жителей кварталов 47−48 района Кунцево г. Москвы

«Ни один из этих домов не имеет отношения к нашей истории. Они были в соответствии с этой программой снесены. Программа комплексной реконструкции квартала была полностью закончена, как и вся лужковская программа. На момент принятия оспариваемого постановления она уже не существовала, в то же время на этот момент уже была принята программа реновации», — констатировали истцы.

Однако по-настоящему нелепо успокаивающие заверения московских чиновников выглядят в свете того, что столичное правительство уже успело выпустить распоряжение, где существует прямая ссылка на проект планировки территорий кварталов 47−48. При этом в тексте документа указывается, что согласно как раз этому проекту планировки указанные жилые дома и подлежат сносу!

«Уважаемый суд должен признать недействительным оспариваемое постановление, потому что оно чётко не определяет никаких параметров — ни что сносят, ни почему, ни на основании чего, ни зачем, ни на какие сроки. Раз оно такое неопределённое и непонятное, сделанное, видимо, для удовольствия инвестора, которому нравится вкладывать деньги, тогда его нужно признать просто недействующим на этом основании! Или оно вполне определённое и предусматривает снос — но непонятно, на каком гражданско-правовом основании», — заявили жильцы.

Несмотря на это, в версии правительства Москвы проект планировки территорий изображается как методический план будущего развития квартала, который появляется как бы ниоткуда и сам по себе.

«Появляется некое заинтересованное лицо, которое в будущем, будучи филантропом, вкладывает большие деньги в надежде на отдалённое будущее, что эта территория сама собой освободится, исчезнут жилые дома, и вот просто так для чего-то они сделают этот проект», — иронически заметила одна из истцов.

В качестве дополнительного основания к отмене решений правительства Москвы истцы сослались на фактическое непрохождение публичных слушаний по проекту планировки.

В президиуме не было никого ни от проектировщиков, ни от городских властей, а роль представителя органов власти на этих «слушаниях» исполнял актёр Геннадий Семёнов. Были и представители застройщика — работники центра агломерации, который занимается по заказам застройщика коммуникациями и сопровождением жилых комплексов и подготовкой к публичным слушаниям. Они делали акцент на том, что проект ещё только разрабатывается, его ещё фактически нет. Хотя ранее на встречах с жителями во дворах домов они говорили, что дело уже решённое, и под видом сбора пожеланий на расселение они вели сбор подписей в поддержку сноса домов.

В зале присутствовал депутат московской городской думы от КПРФ, которая в своей речи из зала обратила внимание на то, что в президиуме даже нет никого из собственников, кто выражал бы интересы жителей. Присутствовавшие это поддержали и назвали происходящее фарсом.

В подтверждение своим словам истцы представили видеозапись, из которой следует, что члены окружной комиссии ЗАО по градостроительству и землепользованию не присутствовали на собрании, а протокол публичных слушаний никем не вёлся. Позже протокол публичных слушаний был оформлен задним числом и был представлен на судебном заседании. При этом в документе отсутствовали подписи членов окружной комиссии, которые работали в период времени проведения собрания.

Документ возник прямо к судебному заседанию! В связи с этим на заседании был поставлен вопрос о ходатайстве в связи с подлогом документов. Истцы и доверенные просили взять паузу на обсуждение вопроса, однако судья в этом им отказала.

Точно так же прямо к судебному заседанию чудесным образом появилось и постановление от 18 апреля о том, что список домов, подлежащих сносу, есть — после того как на прошлом заседании, 11 мая, истцы указывали на то, что их дома не могут пойти под снос, поскольку не существует соответствующих списков.

«Может, к следующему разу вы приготовитесь, что у нас и дома аварийные?»— иронично предложила судье одна из жительниц во время последнего заседания.

Надо заметить, что единственный раз судья пыталась по существу вывести истцов на ошибку в своей линии защиты именно при обсуждении судьбы протокола общественных слушаний — на том основании, что поднять вопрос о неправомочности протокола следовало заранее. Однако, опять же, о существовании протокола, подписанного задним числом, истцы сами узнали лишь в день судебных слушаний…

Истцы ссылались на огромное число и других нарушений: так, они указали, что ПТТ составлен без учёта экологических экспертиз, инвестиционный контракт на реконструкцию кварталов 18, 47 и 48 муниципального района Кунцево был заключен ещё в 1996 году с ЗАО «Кунцево-Инвест», однако затем права перешли в пользу «ГК ПИК», и на каких основаниях это произошло, осталось до конца не выясненным.

Тем не менее многие вопросы так и повисли в воздухе — не смогли объяснить многие обстоятельства вокруг двух кварталов Кунцево и присутствовавшие в суде ответчики из правительства Москвы.

 6

Ответчики

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Ответчики

Ответчики в составе нескольких молодых чиновников выступали достаточно скупо. Не задался диалог тем более во время прений. В ответ на вопрос, для чего принимался проект, который вроде бы ни на что не влияет, ответчик стал просто повторять уже набивший оскомину тезис — что проект планировки основанием для сноса не является.

После требования ответить по существу представитель правительства Москвы заявил, что он уже исчерпывающе ответил на этот вопрос. Судья даже вступилась за молодого чиновника — нельзя же требовать от человека теперь рассказывать лекцию о документообороте.

Эпизоды прений выглядели примерно следующим образом:

И: Проект планировки подготовлен для застроенной территории или незастроенной?

О: Он может разрабатываться на любой территории…

И: Я понимаю, что он может разрабатываться на любой территории, у меня конкретный вопрос: постановление № 903 для застроенной территории или незастроенной?

О: Разрабатывается для любой территории…

И: Вы издеваетесь?

О: Вы полагаете, наша позиция заключается в том, что мы отрицаем, что жилые дома находятся на этой территории?

И: Я ничего не полагаю, я хочу просто услышать ответ на вопрос! 903-й для какой территории предусмотрен? Для застроенной или нет?

О: На сегодняшний день эта территория застроена!

И: Да я понимаю…

О: В соответствующих границах на основании префектуры…

Или так:

И: Правильно я поняла, что правительство Москвы на деньги бюджета города Москвы может принимать и делать проекты планировки территории, которые в принципе никому не нужны? Просто так, потому что им так захотелось?

О: Я уже говорил об этом

Судья: Какое отношение это имеет к нашему делу?

И: За счёт бюджета, просто захотели и утвердили!

Судья: У вас ещё вопросы есть?

И: Вы говорите, что оспариваемое заявление не является основанием для сноса. Почему тогда в распоряжении написано, что «для последующего выселения домов, подлежащих сносу согласно проекту планировки территорий кварталов 47−48, утверждённому постановлением правительства Москвы 903-ПП»?

О: Неоднократно говорилось, что это распоряжение не имеет отношение к рассмотрению спора!

И: Я не про него спрашиваю, я спрашиваю, почему на подзаконный акт ссылаются как на основание для сноса!

О: Я ответил на ваш вопрос.

Или ещё более лаконично:

И: Вы говорите, что данный проект характер носит условный, может быть реализован, а может — и нет, а может, и не он. Вам известно о существовании каких-то других проектов данной конкретной территории?

О: Это не имеет отношению к рассмотрению суда.

Выступление прокурора так и вовсе произвело практически шокирующий эффект на истцов и их доверенных. Обвинитель полностью согласилась с позицией правительства Москвы и подтвердила, что ничего особенно страшного в правительственных документах и не указано: выполнение плана реконструкции очерчено весьма обтекаемо и неконкретно, с оговорками в духе того, что реализация проекта возможна по мере «отсутствия каких-либо препятствий для его исполнения».

«Цинизм, с которым говорят, что слова в проекте, словосочетание про снос домов, что это вроде бы и не снос, будто какая-то квантовая неопределённость — может, будет, а может, и не будет… а есть ли другие варианты развития, тоже непонятно… Вся эта неопределённость правовая создаёт условия, при которых уровень доверия населения и к исполнительной власти и к судебной очень сильно понижается. Хотя сейчас то время, когда можно было бы какими-то интересами застройщиков и поступиться, даже если они настолько благие, и обратиться к правам граждан», — резюмировали выступления ответчиков и прокурора истцы.

«Удивительно слаженная работа тех, кто должны защищать законопослушного гражданина! И вы, ваша честь, и прокурор, который, я не верила своим ушам, что это та, кто должна меня защищать. И молодые представители правительства, за которых мы голосуем и поддерживаем, — замечательно всё! Но чувство, с которым я выхожу отсюда, — это не решение вопроса, это подвешенное состояние нашего и ближайшего, и среднесрочного, и дальнего будущего. Видимо, система так работает. Спасибо большое», — заявила одна из пострадавших жительниц Кунцево.

 8

Московский городской суд

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Московский городской суд

Практика судебной власти в Москве состоит в том, что столичное правительство право всегда во всём, что касается документации, констатировали истцы, при этом столичная власть «как всегда делает задом наперёд и ставит жителей в такие условия, что ничего не можешь оспорить — всё делается таким образом, чтобы сделать что-то было невозможно».

Между тем квартиры не только упали в цене — они теперь ничего не стоят, потому что никто не будет покупать квартиру в доме, который идёт под снос, и с этим уже успели столкнуться жители двух кварталов Кунцево.

Не спрашивая их мнения и желания, жителей Кунцево должны переселить в дома, которые должны быть не хуже тех, что попали в программу реновации, — даже если это будут панельные взамен нынешних кирпичных. Особый цинизм ситуации же состоит в том, что люди оказались даже в худших условиях, чем те, кто попал под программу реновации, — в последнем случае хотя бы у граждан оставалась возможность выйти из программы, в то время как реконструкция неотвратима. О чём явно свидетельствует и итог судебного разбирательства…

В итоге, надеясь хоть на какие-то уступки, истцы попросили указать в решении, что постановление правительства, утверждённое в проекте планировки территории, не является основанием «ни для чего — ни для реконструкции кварталов, ни для сноса жилых домов, ни для каких-то других дальнеший действий, что это просто ни о чём».

«Это такой вот абстрактный нормативно-правовой акт, который не порождает никакие ни права, ни обязанности ни для прокурора, ни для истца, ни для ответчика, ни для третьих лиц», — возмущённо комментировали позицию правительства Москвы.

Однако судья осталась непреклонна. Суд не удовлетворил ни одно из ходатайств истцов. Последние отметили, что ситуация выглядит по-настоящему издевательски: на деньги москвичей, из которых состоит бюджет правительства Москвы, правительство Москвы создаёт некие прожекты на будущее о застройке территорий, которые уже заняты домами жильцов и которые уже в принципе невозможно застроить, — но при этом, глядя в глаза жильцам, чиновники продолжают реализовывать эту программу, говоря, что, если «будут какие-то трудности, которые нельзя преодолеть», этот проект тут же будет приостановлен.

Безрезультатно бьются с правительством Москвы жители Кунцево уже более полутора лет. В ближайшее время, скорее всего, истцы в течение месяца подадут апелляцию на решение Мосгорсуда — на этот раз в суд Верховный:

«Мы не занимаемся своими семьями, мы не занимаемся работой. Всё, чем мы занимаемся, — несуществующими процедурами, публичные слушания — не публичные слушания, мы истребуем по максимуму документы, тратим нервы, деньги и время на правоустанавливающие документы, на то, чтобы собирать эти письма-отписки, в том числе от прокуратуры, которые массово приходят, что нигде никаких нарушений не выявлено… на доказательство того, что мы просто не ослы, которых непонятно куда ведут».

После того как судья озвучила решение, присутствовавшие в зале истцы и их доверенные уже не скрывали свои эмоции, саркастически пошучивая про «самый справедливый суд в мире». Кстати, ответчики — молодые парни, но уже неплохо продвинувшиеся по карьерной лестнице, — после окончания заседания получили небольшую порцию язвительных комментариев в свой адрес: не дай бог, чтобы они сами в будущем попали в ситуацию, когда станут заложниками обесценившейся и совершенно неликвидной собственности, которой в будущем ещё и угрожает снос в обмен не пойми на что, а то и вовсе ни на что. Восприняв упрёки то ли со смущённой, то ли с ироничной улыбкой, чиновники отправились по своим делам. Рабочий процесс. Стало быть, уже не привыкать.

«У суда была возможность удовлетворить административное исковое заявление в полном объёме без ущерба и для своей репутации перед правительством Москвы, и не в обиду административным ответчикам. Судья могла дать им возможность с честью выйти из очень сомнительной сложившейся ситуации, когда ими были допущены подтасовки задним числом. Но судья Севастьянова не воспользовалась возможностью дать административным ответчикам законно признать наши 37 домов аварийными и подлежащими сносу и только потом принять соответствующее постановление об утверждении проекта и о сносе этих домов. Именно с этим мы и вынуждены теперь обратиться в Верховный суд», — прокомментировала судебное заседание корреспонденту одна из административных истцов Татьяна Ефремова.

regnum author Илья Иванов

Просмотров: 112 | Добавил: ОК "Московские переселенцы"
Всего комментариев: 0
avatar