Главная » 2012 » Сентябрь » 27 » Жилой фонд Москвы стремительно стареет
12:19
Жилой фонд Москвы стремительно стареет
РИА Новости. Современные проблемы по обеспечению граждан жильем невозможно решить без панельного домостроения: если 50-60 лет назад «хрущевки» позволили жителям столицы переселиться из бараков и коммуналок в собственные квартиры, то сегодня «панель» дает возможность расселять очередников, улучшать жилплощадь тем, кто может позволить себе купить квартиру в новом доме. Похоже, что в будущем ситуация, если ее не решать, только усугубится, так как в ближайшее время в столице к состоянию старения будет приближаться до 500 тысяч квадратных метров жилья ежегодно, что сопоставимо с ежегодным новым строительством за бюджетные средства.

В интервью РИА Новости генеральный директор ГУП МНИИТЭП, заслуженный строитель РФ Владимир Хайкин сообщил, что научный отдел института намерен разработать механизмы по предотвращению старения жилфонда, а также рассказал о реконструкции московского жилья, о новых шумоизоляционных панельных сериях домов, разработанных с учетом энергоэффективности и доступности для маломобильных групп населения, и о проектировании новых типов детских садов, которые можно возводить как в новых, так и в уже существующих микрорайонах. 

— Владимир Григорьевич, «Московский научно-исследовательский и проектный институт типологии, экспериментального проектирования» – один из ведущих институтов по проектированию объектов массового строительства и экспериментального жилищно-гражданского строительства в столице и регионах. Сегодня у нас массовое строительство в основном представлено «панелью». Не устарела ли она, на ваш взгляд?

— В России сборный железобетон получил широкое распространение в 60-ые годы XX века, когда нужно было срочно построить огромные объемы жилья и переселить людей из коммуналок, ветхих, развалившихся или разваливающихся трущоб.  С этого времени начали активно развиваться домостроительные комбинаты, вспомогательные для них производства, предприятия по производству оснастки, заводы железобетона, заводы, производящие комплектующие детали, арматуру и так далее.

Думаю, этот путь в условиях России себя оправдал – в те годы миллионы людей переехали в новые, комфортные  квартиры. 

Сама же идея сборного домостроения пришла в СССР с Запада. На формирование концепции типовой застройки огромное влияние оказали идеи знаменитого французского архитектора и дизайнера Ле Корбюзье.

Сегодня в России, а также в ряде стран Восточной Европы и в некоторых странах Северной Америки сборный железобетон является востребованным конструктивным материалом, так как его применение в строительстве позволяет строительным организациям вести работы непрерывно, независимо от меняющихся погодных условий и уменьшать сроки строительства.

Научно-технический прогресс не стоит на месте — каждый день создаются новые технологии. К примеру, технология строительства – магнитная опалубка, позволяющая без изменения технологического процесса собирать панели любого размера, вида и типа, с любыми окнами: угловыми, торцевыми и даже целиком из стекла. Сегодня потихоньку весь мир эту технологию осваивает, и Россия тоже, поэтому нет оснований отказываться от «панели».

Другое дело, что на наших домостроительных комбинатах важно развивать новые технологии по созданию строительных материалов и конструкций. В таких странах, как Швеция или Финляндия, продуктом производства завода железобетонных конструкций и изделий является не отдельная деталь, а каркас здания целиком, разработанный с учетом индивидуальных требований заказчика. Производителям сборного железобетона в России нужно стремиться к уровню наших коллег из Европы.         

В данный момент МНИИТЭП ведет работу с зарубежными производителями оборудования для домостроительных комбинатов.

— Лет десять назад часть помещений детских садов была перепрофилирована и продана в собственность, как тогда объяснялось, в связи с малым количеством детей. Затем стала ощущаться острая нехватка детских садов. Сейчас в условиях стесненной городской застройки построить новые объекты не так уж просто. Можно ли решить эти проблемы при помощи проектирования?

— Можно. Буквально недавно два типовых проекта детских садов на 120 и 280 детей, разработанные нашими специалистами, прошли экспертизу. Объемно-планировочные решения новых зданий дошкольных образовательных учреждений благодаря их градостроительной маневренности позволяют применять проекты на различных городских территориях, в том числе и на затесненных участках. Другое дело, что мы по-прежнему находимся в ситуации, когда сохраняются сады в сложившейся застройке, которые абсолютно не соответствуют новым нормам.

— Что же делать с такими объектами?

— Наш институт уже второй год работает над типовыми проектами реконструкции старых садов. Но для того, чтобы наши разработки типовых проектов заработали, надо вносить изменения в нормы, потому как невозможно старые детские дошкольные учреждения обеспечить тем количеством мероприятий, которые указаны в новых нормативах. У нас один выход – продолжать работать над этими проектами и параллельно работать над внесением изменений в законодательство в плане совершенствования норм по проектированию реконструкции старых детских садов. 

— У МНИИТЭПа есть проект детского сада на 280 мест, 12 групп? Расскажите о нем подробнее. Что будет в этом детском саду?

— В новом детском саду есть все: бассейн, много помещений для занятий спортом, удобные просторные спальни. При обсуждении этого проекта высказывались мнения как «за», так и «против», как при обсуждении абсолютно любого проекта. Но в любом случае, наш проект полностью соответствует новым требованиям к детским образовательным  учреждениям. Он удобный, просторный, комфортабельный, приспособлен к строительству практически на любом земельном участке.  

— Давайте поговорим о жилье. Сейчас идут согласования отечественных СНиПов с еврокодами, выдвигаются новые требования по пожарной безопасности, по санитарным нормам. Одновременно очень много говорится о том, что нужно строить энергосберегающие дома. Как обстоят дела с внедрением этих норм? 

— История с новыми нормами по пожарной безопасности, по инсоляции, по доступности маломобильных групп населения; создание так называемой безбарьерной среды началась раньше, чем внедрение еврокодов и в прямой связи с введением еврокодов не находится. Россия два года назад начала принимать новые нормативы в строительстве. Они где-то близки к европейским, где-то намного жестче, а где-то, напротив, мягче. В этом вопросе важно другое: начиная с конца 2009 года наши строительные нормы резко изменились, и поэтому приходится создавать новые типовые проекты и перепроектировать ранее запроектированные дома. Ни один дом, запроектированный, скажем, в 2007 году, сегодня  экспертизу уже не пройдет.

— Насколько объекты, построенные по новым нормам, дороже своих аналогов, которые возведены по старым строительным нормам и правилам?

— Все новые проекты, безусловно, дороже и на стадии сборки, и на стадии эксплуатации. Это связано с тем, что появляются новые мероприятия по обеспечению, например, доступности для маломобильных групп или повышенной огнестойкости зданий. Все это требует дополнительных затрат и определенных видов работ. Например, при строительстве объектов, доступных для маломобильных групп, значительно увеличивается площадь здания, потому что для инвалидов должны быть более широкие лестницы, входы в квартиры и т.д. Соответственно, идет удорожание стоимости в возведении объекта и его эксплуатации.

— Раз мы затронули маломобильные группы, можете рассказать о том, какие сейчас предлагаются планировочные решения для того, чтобы человек из этой группы мог свободно попасть в подъезд, добраться до своей квартиры и комфортно чувствовать себя дома?

— Те же нормы и решения, которые давно уже применяются в передовых странах мира: в Западной Европе и Северной Америке. В первую очередь, это широкие лестницы, широкие входы в квартиры, пологие широкие пандусы, чтобы можно было подняться или спуститься на коляске, отсутствие первого лестничного марша, которое дает возможность для инвалидов-колясочников въехать в подъезд и др.

Для лиц с ограниченными возможностями по зрению появляются желтые ребристые пути движения, указатели, который человек может осязать: кнопки на лифтах, оснащенные шрифтом Брайля, а также «говорящие» лифты.   

— В январе МНИИТЭП стал победителем конкурса на разработку проектов домов с квартирами, максимально приближенными по площади к социальным нормам. Было бы интересно узнать, какие планировочные решения вы предлагаете?

— Долгие годы в Москве квартиры для переселения жителей предоставлялись гражданам без учёта норм по предоставлению площадей на одного переселяемого, вне зависимости от размеров приватизированных ими квартир, а также не в соответствии с демографическими данными по городу Москве. В октябре 2010 года вышел новый закон о порядке предоставления жилой площади гражданам столицы при переселении их из ветхих аварийных жилых домов. В законе также была определена норма площади на одного заселяемого, которая составила 18 квадратных метров на человека в рамках общей площади квартиры.

По итогам проработки имеющихся демографических данных по городу была выявлена необходимость в малых квартирах, которые бы предоставлялись так называемым неполным семьям. Такие квартиры, по данным демографов, необходимы 43,5% московских семей, получающих квартиры при расселении.

Для решения этого вопроса и в целях экономии государственных средств были спроектированы специальные блок-секции. Каждая блок-секция типовой серии ПМ-П имеет требуемый набор больших и малых квартир, необходимую общую площадь и решает полностью демографические задачи при расселении граждан в столице, не передавая при этом лишних площадей и увеличивая заселение граждан на 10% на тех же возводимых площадях.  Планировочная структура секции позволяет компоновать противошумные жилые дома, где на шумную магистраль ориентированы только гостиные и кухни, а в дворовую часть ориентируются спальные комнаты квартир.

Разработанные архитектурно-планировочные решения позволяют при необходимости создавать секции, состоящие только из двухкомнатных квартир, и выполнять любой адресный процент соотношения типов квартир, указанный Департаментом жилищной политики и жилищного фонда Москвы. Помимо этого, блок-секции новых серий выполнены в соответствии со всеми современными требованиями по пожарной безопасности, энергоэффективности и доступности маломобильных групп населения. На первых этажах запроектированы специальные квартиры для инвалидов-колясочников.                             

— В октябре прошлого года вы говорили о том, что вырабатывается идеология – не просто привести в порядок старые и ветхие дома, но и улучшить качество жизни в них. Появились ли какие-то идеи, и изменили ли москвичи свое отношение к «надстраиванию» пятиэтажек?

— Если люди против «надстраивания» этажей, то они должны жить в том доме, в котором живут. Но если жители согласны, то реконструировать дом можно – подобный типовой проект сейчас реализован, и он оказался очень востребованным товариществами собственников жилья, управляющими и эксплуатирующими компаниями.

— Какова доля старого и ветхого жилья в Москве относительно всего жилого фонда?

— Ветхого жилья немного, и оно очень оперативно сносится. Проблема в другом – наблюдается общее старение жилого фонда города. Огромное количество жилого фонда – это пятиэтажки, которые были построены в конце 50-х – начале 60-х годов XX века, то есть более 50 лет назад. Ни в одной стране мира небольшие панельные дома столько не служат, поэтому надо говорить не о том, в каком состоянии находится жилой ветхий фонд, а о том, что значительная часть городских объектов стремительно приближается к состоянию ветхости.

— Насколько быстро стареет жилой фонд?

— Мы оцениваем, что в ближайшее время в столице до 500 тысяч квадратных метров жилья ежегодно будет приближаться к этому состоянию. Это огромная цифра, чуть меньше, чем объем годового строительства жилья за счет средств городского бюджета. Сегодня необходимо срочно разработать комплекс мероприятий по предотвращению старения жилого фонда. Как раз этим направлением работ занимается наше научное отделение института.

— Нужно ли сносить старое жилье и строить на этом месте новое или реконструкция обойдется дешевле?

— Жилье в реконструированном доме, как правило, дешевле. То жилье, которое надстраивается — это же квартиры в старом фонде. Сегодня в городе на территории сложившейся застройки уже несколько программ работы с существующим жилым фондом. Если мы не сносим пятиэтажки несносимых серий – это вовсе не значит, что мы с ними не работаем. Сегодня пятиэтажные, девятиэтажные, уже двенадцатиэтажные панельные дома меняют свой облик: появляются очень красивые фасады, меняется система внутреннего отопления, вентиляция, ставятся кондиционеры. Эти дома становятся новыми.

Параллельно с этим определенные дома в Москве все-таки нужно  сносить, потому что они ветшают и приходят в негодность. Неизбежен будет снос пятиэтажек некоторых серий.

Беседовала Елена Лыкова
http://news.mail.ru/economics/10270731/
Просмотров: 927 | Добавил: ОК "Московские переселенцы"
Всего комментариев: 0
avatar